Крак-де-Шевалье, сирийская крепость госпитальеров

Крак де Шевалье (Krak des Chevaliers или Сraс des Chevaliers — «крепость рыцарей» на смеси французского и арабского). Замок возвышается на высоте приблизительно 500 м. над долиной Эль-Букейя (El-Bukeia) в Сирии и занимает стратегическую позицию вдоль единственного пути из Антиохии в Бейрут и к Средиземному морю. На востоке от него находится Хомс, на западе Антиохия, на севере — Триполи и, наконец, на юге — Бейрут. Замок — один из наиболее красивых и наиболее сохранившихся замков крестоносцев.

Не только туристы, но и специалисты-историки не могут скрыть восхищения перед этим впечатляющим сооружением. Томас Эдвард Лоуренс (Лоуренс Аравийский) во время своего путешествия по Востоку в начале ХХ в. восторженно писал о нём: «…самый красивый замок мира, просто настоящее чудо». Другой знаменитый исследователь П. Боазе сравнивал его с такими чудесами архитектуры, как Парфенон и Шартрский собор.

Замок Крак-де-Шевалье, история цитадели

Замок стоит на вершине горы Джабал Ансарийя. При ясной погоде отсюда на юге можно различить высокие отроги Ливанского хребта и даже морское побережье. Географическое местоположение замка было выбрано исключительно удачно. Зелёная долина у его подножия является частью естественного прохода между средиземноморским побережьем и внутренними районами Сирии. В эпоху крестовых походов этот проход стал естественной границей между христианским графством Триполи и мусульманскими эмиратами Хамы и Хомса. Крак, выдвинутый далеко на северо-восток христианских владений, должен бы прикрывать подходы к главным портам графства Тартусу и Триполи. Он также служил крестоносцам важным форпостом при их вторжениях на мусульманскую территорию.

Ещё до прихода крестоносцев на месте нынешнего замка находилась небольшая крепость Хосн ас-Сафах, т.е. «замок на откосе». В 1031 г. эмир Алеппо Шибл ад Даула поселил здесь колонию курдов, чтобы они могли охранять здесь дорогу на Триполи. Крепость после этого стали называть Хосн аль-Акрад, т.е. «замок курдов». Отсюда, как полагают исследователи, произошло и название, данное месту крестоносцами: Крат, позднее преобразовавшееся в Крак. С другой стороны, в местном диалекте существовало арамейское слово «карк», означавшее крепость. Оба названия замка со временем приобрели схожее звучание. К слову, современное имя, Крак де Шевалье, т.е. «замок рыцарей», является изобретением позднейшего времени — как и современное арабское название замка Калаат ал-Хосн.

В первый раз Крак был занят крестоносцами ещё в 1099 году. Тогда его осада продлилась лишь несколько дней. Опасаясь за свою участь в случае, если замок будет взят штурмом, воины гарнизона и окрестные жители безлунной ночью спустились со стен и спаслись бегством. Окончательно крепость перешла в руки христиан лишь в 1110 г. Танкред, правитель Антиохии, первый владелец замка, вскоре передал его Понсу, графу Триполи. Однако графам Триполи тяжело было поддерживать укрепления в должном порядке и содержать в отдалённом замке постоянный гарнизон. К тому же, начиная с 1115 года, мусульмане постоянно предпринимали попытки вернуть этот важный стратегический пункт себе. Наконец, в 1142 г. Раймунд II, граф Триполи, торжественным актом передал его вместе с прилегающими территориями военно-религиозному ордену Святого Иоанна, более широко известному как Орден госпитальеров.

Сильное землетрясение в сентябре 1157 г. нанесло значительные повреждения укреплениям Крака. По распоряжению великого магистра ордена Раймона де Пюи, их отреставрировали, при этом укрепив и несколько расширив. После нового землетрясения в 1170 г. были предприняты ещё более масштабные строительные работы, радикально изменившие прежний облик замка и придавшие ему те черты, которые он сохраняет поныне. Прежде всего, были переделаны пришедшие в негодность стены, которые переложили заново, значительно нарастив при этом в высоту и снабдив семью наблюдательными башнями. Снаружи замковых укреплений был устроен ещё один внешний пояс стен, также с двенадцатью башнями, который должен был затруднить противнику доступ к главной линии обороны. После новой серии землетрясений в 1201–1202 гг. стены замка получили массивный скат гласис, увеличивший их устойчивость как перед ударами тарана, так и перед разрушительными подземными толчками.

Масштаб и мощь укреплений доставили Краку заслуженную славу и содействовали его превращению в важнейший центр владений госпитальеров в северной Сирии. Именно здесь находилась резиденция магистра ордена, над которой поднималось его знамя. Одиннадцать раз замок выступал пунктом сбора войск, готовившихся предпринять экспедицию против мусульманских владений. В свою очередь, мусульмане неоднократно пытались его осаждать. В 1163 г. султан Нур ад-Дин потерпел у его стен такое поражение, что вынужден был бежать полуголым на неосёдланной лошади, спасая собственную жизнь. Его наследник Салах ад-Дин дважды в 1180 и 1188 гг. подступал к стенам замка, однако, убедившись в мощи укреплений, уходил, даже не пытаясь их атаковать. В 1207 г. госпитальеры отразили нападение армии его брата Малика ал-Адиля. В 1218 г. сын предыдущего, Малик ал-Ашраф, несколько месяцев простоял под стенами, но так и не смог ворваться в замок.

Первые три десятилетия XIII в. были зенитом могущества и славы хозяев Крака. В это время госпитальеры получали 4000 динаров дани от эмира Хамы, ещё 2000 динаров им платили местные крестьяне. Гарнизон замка в обычное время состоял из 600 воинов: из них 100 были рыцарями Ордена, а 500 сержантами и рядовыми. Часто в число защитников замка входили гости из других орденских территорий. Так, в 1233 г. здесь собралось более 2000 воинов, из числа которых 100 рыцарей прибыли с Кипра, 80 из Иерусалима и 30 из Антиохии.

В 1249 г., после поражения VII Крестового похода, у защитников Святой земли начались трудности. Мусульмане всё чаще атаковали владения госпитальеров, под их ударами их территория неуклонно сокращалась, а вместе с ней уменьшались доходы казны. Всё меньшим становилось число прибывавших из Европы новых крестоносцев. В 1268 г. гроссмейстер Ордена Уго Ревель жаловался, что гарнизон Крака сократился лишь до трёх сотен воинов. Предчувствие беды не обмануло гроссмейстера. 3 марта 1271 г. египетский султан Бейбарс, объединив силы с сирийскими эмирами, начал последнюю осаду крепости.

В замке имелся пятилетний запас продовольствия, и надеяться заморить его защитников голодом было едва ли возможно. Оставалось надеяться на прямой штурм укреплений. Каждый шаг на пути к победе давался мусульманам немалой кровью. Сперва им пришлось взбираться вверх по узкой, хорошо простреливаемой со стен замка тропе. Взобравшись наверх, им пришлось втащить за собой осадные машины. 28 метательных машин-мангонелей, установленных вокруг замка, непрерывно бросали в него огромные камни. От обстрела сильно пострадали восточная и южная часть укреплений.

15 марта мусульмане через проломы в восточной стене ворвались во внутренний двор. Вход в цитадель замка преграждали четверо ворот. За каждым углом нападавшие встречали хорошо организованное сопротивление. Бейбарс отдал приказ вырыть подкоп под стены. Когда работы были окончены и 29 марта мусульмане ворвались в цитадель, последние защитники замка отступили в южный редут. Здесь были самые большие башни и имелось всё необходимое для перенесения осады. Столкнувшись с таким упорством, султан предпочёл прибегнуть к хитрости. По его распоряжению было изготовлено поддельное письмо якобы от гроссмейстера Ордена, в котором осаждённым было приказано сложить оружие. После того как надёжный человек доставил этот приказ в замок, 8 апреля 1271 г. гарнизон Крака капитулировал. Оставшиеся в живых рыцари были отпущены в Триполи, а замок перешёл в руки Бейбарса. По заключённому вскоре миру крестоносцы вынуждены были уступить ещё ряд крепостей — такова была цена, в которую обошлась потеря этого ключевого места.

Бейбарс немедленно приступил к восстановлению разрушенных укреплений, так что вскоре Крак снова приобрёл грозный вид. Некоторое время он служил новым хозяевам в борьбе с крестоносцами и их попытками взять реванш за поражение. Однако после того, как в 1281 г. наследник Бейбарса султан Калаун взял Триполи, его военное значение сошло на нет. Замок не затронуло ни вторжение в Сирию войск Тимура в 1401 г., ни османское завоевание в 1506 г. Одно время он служил резиденцией для турецкого губернатора провинции. Однако в скором времени губернатор нашёл для себя более комфортное пристанище, а вслед за ним ушёл и гарнизон.

Единственными обитателями замка остались местные крестьяне. Они без тени сомнения использовали внутренние помещения для собственных хозяйственных нужд и добывали камень из старых построек. После 1859 г. Крак всё чаще начинают посещать европейские туристы. В 1927 г. в замке начались реставрационные работы. Команда археологов, которую возглавил Поль Дешамп, в течение нескольких лет работала над тем, чтобы вернуть замку его первозданный образ. В 1934 г. здесь открылся музей, который ежегодно посещают тысячи туристов. В 1974 г. замок был включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Крак-де-Шевалье, шедевр средневековой фортификации

Местоположение замка во многом определяет его оборонительную архитектуру. Как уже говорилось ранее, Крак занимает вытянутую вершину холма. Повторяя её форму, замок в плане имеет вид трапеции с вершиной, направленной на север, и основанием, ориентированным в южную сторону. Длина его боковых сторон около 200 м, ширина основания — около 150 м, так что общая площадь пространства внутри стен не превышает 2,5 га. Природа надёжно защитила замок от нападений противника. С востока, севера и запада крутые склоны холма делают его почти неприступным.

Лишь с юга, там, где выступ гряды сообщается с примыкающей соседней возвышенностью, враги могли разбить лагерь, установить осадные машины и провести атаку. Защитники замка постарались снизить опасность, перекопав гряду несколькими линиями рвов и построив треугольный контрэскарп. Линия стен с этой стороны имела максимальную ширину, именно здесь располагались самые мощные и высокие башни.

Подобно многим другим укреплениям этого времени, Крак создавался постепенно, в течение нескольких столетий. Первоначально он представлял собой довольно слабое укрепление с единственной башней. В ходе последующих строительных работ он приобрёл сначала один, а после два пояса стен с башнями, уступами возвышавшихся друг над другом. Такие укрепления относятся к т.н. концентрическому типу, поскольку их оборона последовательно строится на нескольких уровнях. Дорога в замок проходила под стенами внешнего пояса обороны, доступ к внутренней части укреплений осуществлялся по узкому коридору у подножия стен второго уровня. Проломив стену и преследуя отступающих защитников замка, противник должен был преодолевать один за другим всё новые и новые рубежи обороны.

Внутри замка его ожидали разнообразные ловушки. Все коридоры простреливались в нескольких направлениях, проходы блокировались падающими сверху решётками. Путь к воротам был устроен таким образом, что передвигаться по нему можно было лишь повернувшись к стене правым, не защищённым щитом боком. «Мёртвая зона» у подножия укреплений простреливалась из навешенных на стену коробчатых выступов машикулей и т.д.

Главный вход в замок находится на восточной стороне. Крестоносцы приложили много усилий для его укрепления. Ворота защищает прямоугольная башня, слегка выступающая вперёд за линию стен. Ещё одна башня, больше и массивнее первой, была возведена в 30 метрах южнее, фланкируя проход с левой стороны. Такая система позволяла держать проход под перекрёстным обстрелом. Обе башни сильно пострадали во время штурма и были восстановлены впоследствии. Между 1254 и 1269 годами крестоносцы построили ещё одни ворота с северной стороны замка. По-видимому, они использовались в случае, если при внезапном нападении противника требовалось быстро впустить в замок обитателей окрестных селений и их скот. По обеим сторонам ворот для их защиты были выстроены две башни. Во время штурма 1271 г. они также были разрушены; при реконструкции замка выступающие вперёд части башен оказались скруглены. Сегодня эти ворота остаются заложенными и наполовину заваленными землёй. Небольшие калитки для тайных вылазок также существовали в южной и западной стороне укреплений.

Крак-де-Шевалье, достопримечательности

Попробуем войти в замок через главный вход. К воротам ведёт деревянный подъёмный мост. Над аркой находится арабская надпись, сделанная в честь султана Бейбарса. Текст рассказывает о восстановительных работах, предпринятых по его приказу после того, как замок попал в руки мусульман. Проходя под арочными сводами, посетители попадают в небольшое караульное помещение. Отсюда начинается длинный сводчатый коридор, который идёт вдоль всей восточной стены замка в южном направлении.

Пол коридора, вымощенный большими неправильной формы плитами с очень широкими ступенями, позволял легко продвигаться по нему не только пешеходам, но и всадникам. Слева от прохода открываются обширные залы, непосредственно примыкающие к внешним оборонительным стенам. В них размещались рыцарские конюшни, стойла для скота, а также хозяйственные помещения.

Дорога под сводами коридора, пройдя почти 90 м на юг, делает затем резкий изгиб и поворачивает вновь на север. Когда-то именно здесь был вход в замок. Левая стена галереи тогда была наружной поверхностью крепостной стены. На месте развилки, соединявшей оба колена коридора, находится небольшая пятиугольная башня. Она является последним по времени сооружением крестоносцев в замке, оконченным незадолго до 1270 г. Выходящий во внутренний двор фасад здания украшен над входом геральдическими изображениями львов – символами Бейбарса.

От выхода из башни открывается грандиозный вид на самую укреплённую южную часть замка. Прямо перед ногами посетителей находится заполненный водой большой ров 72 м в длину и 16 м в ширину. Его назначение состояло в том, чтобы воспрепятствовать проведению подкопа под наиболее уязвимую сторону укреплений. Обычно такие рвы размещали за крепостными стенами, однако в Краке его значение не исчерпывалось фортификационными целями. Вода из крепостного рва использовалась для хозяйственных нужд: мытья, стирки, водопоя скота и т.д. Доставлял её сюда акведук, примыкавший к юго-западной угловой башне. Со дна рва под большим углом поднимаются вверх могучие стены внутреннего оборонительного пояса замка.

Нижняя их часть у самого основания скошена, образуя так называемый гласис, или скат. Гласис является поздней постройкой, добавленной к стенам лишь в начале XIII века. Он играл роль гигантского контрфорса и был воздвигнут не только в оборонительных целях, но и для предохранения от разрушительного действия землетрясений. Совокупная высота стен в этой части замка составляет 26 м, а их толщина в основании доходит до 5 метров. В верхней части поверхность стен увенчивают три большие башни. Их внешняя сторона, прорезанная бойницами для лучников, обращена на юг. Вход вовнутрь башен осуществляется со стороны цитадели. Именно здесь оборонялись последние защитники замка в 1271 г.

С другой стороны рва находится проход в 60-метровую сводчатую галерею, которая примыкает к стене внешнего оборонительного пояса. Судя по остаткам каменных коновязей, здесь находилась огромная конюшня. Галерея, как и вся южная стена, является созданием мусульманских строителей. Во время штурма сюда пришёлся главный удар нападавших. Две имевшиеся здесь круглые башни получили такие повреждения, что их пришлось фактически возводить заново. Переложив стену, каменщики построили галерею. Впрочем, возможно, они использовали остатки ранее существовавших здесь построек крестоносцев.

Чтобы укрепить оборону южной части замка, его новые хозяева дополнительно воздвигли здесь массивную прямоугольную башню. Она выступает далеко за линию стен, что позволяет держать под обстрелом мертвую зону у их подножия и подходы ко рву. Высота башни составляет 15 м. Широкая верхняя площадка предназначалась для установки метательных машин. По периметру она защищена зубцами с прорезанными в них бойницами для лучников. Узкая лестница ведёт с башни вниз в галерею, а оттуда спускается во внешний ров у подножия стен. Соседняя угловая башня круглой формы, приземистая и массивная снаружи, удивляет изящной внутренней архитектурой. Стройная восьмиугольная колонна поддерживает свод обширного зала. В стенах проделаны бойницы-окна.

Пересечём вновь внутренний двор, войдём обратно в башню с изображениями львов над входом и от развилки поднимемся к входу в цитадель. Угол подъёма в этом колене коридора значительно круче, чем в нижней галерее. Свет в галерею проникает через прорубленные в стенах и потолке бойницы. Судя по тому, как хорошо укреплены ворота, когда-то они были внешним входом в замок. Сами ворота представляют собой сводчатый проход, обрамлённый так называемыми сломанными, то есть слегка заострёнными вверху, арками. По сторонам его расположены две небольшие камеры для караула. На стене виден жёлоб, предназначенный для подъёмной решётки. В боковых стенах – ниши для дверного засова. Ворота выходят во внутренний двор, являющийся центром всего сооружения.

Как и весь замок, двор имеет трапециевидную форму. Первоначально его середина была обрамлена по периметру сводчатой галереей. Полная длина галереи составляет 120 м при ширине 8 м. Она была построена в начале XII в. и отреставрирована в середине следующего столетия. В ходе этой реставрации первоначальная архитектура внутреннего двора замка претерпела изменения. В его западной части возник Большой зал с открытой галереей, южная часть оказалась поднята на специальной платформе, образовав обширный хозяйственный двор.

Выходя во внутренний двор из ворот, мы сразу справа видим здание часовни. Она представляет собой одно из самых старых строений замка, воздвигнутое начале XII века. После страшного землетрясения 1170 г. здание было значительно перестроено и расширено. Сегодня часовня представляет собой высокий однонефный зал, перекрытый тяжёлым сводом. Свет сюда проникает через широкое окно в центре полукруглой апсиды. Глубокая амбразура окна подчёркивает толщину и мощь кладки стен. Предельно простой, лишённый орнаментального декора вид часовни удивительно хорошо сочетается с крепостной архитектурой. Единственным украшением зала являются плоские колонны пилястры. Когда-то стены украшались фресками. Во время реставрации здесь были обнаружены следы изображений Богоматери с Христом и св. Иоанна. Другим украшением являлись вывешенные здесь на стенах знамена и военные трофеи, а также оружие павших рыцарей. Под плитами пола часовни покоятся останки наиболее известных рыцарей и глав Ордена госпитальеров. Во время раскопок шесть таких захоронений были обнаружены под порталом. Часовня служила также целям обороны. Её крыша использовалась как верхняя площадка башни, над апсидой имелся узкий проход вдоль стены, прорезанной бойницами. Отсюда лучники могли защищать подходы к воротам цитадели. Сразу же после взятия Крака в часовне была устроена мечеть. В этом качестве она использовалась вплоть до XX в.

С суровостью и строгостью архитектуры замковой часовни контрастирует расположенный в западной стороне двора фасад Большого зала. Его помещение было построено в ходе реконструкции замка в 1250-х гг. Здесь рыцари-госпитальеры собирались для советов и совместных трапез. Внутреннее пространство зала перекрыто крестовыми сводами. Его высота достигает 10 м. Арки, поддерживающие свод, опираются на резные капители колонн готического стиля. Тонкие стволы колонн удачно контрастируют с массивной архитектурой сооружения. Торцовая северная стена зала прорезана большим окном, или тимпаном, украшенным ажурной резьбой в виде цветов и листьев. Ещё наряднее был скульптурный декор галереи, сообщавшейся с Большим залом.

Оба сооружения были построены одновременно. Из галереи простые рыцари и сержанты могли наблюдать и слушать, как протекают советы руководителей ордена. Здесь же было любимое место общения обитателей замка: выходя фасадом на восток, галерея освещается солнцем лишь с утра, а в жаркую часть дня здесь стоит приятная прохлада. Фасад галереи разделён на две двери и пять окон. Дверные проёмы оформлены довольно скромно, окна же чрезвычайно красивы: в слегка заострённую арку вписаны две полукруглые арочки, опирающиеся на двойные колонки; верхние части арочек – сплошные, пространство тимпана над ними заполнено ажурной пятилепестковой розой. Галерея напоминает современные ей памятники готической архитектуры XIII века.

С южной стороны двора находится обширная платформа, лежащая на многочисленных столбах. Сводчатые низкие залы под её полом использовались в качестве хозяйственных помещений. Собранных здесь продовольственных запасов и фуража было достаточно, чтобы выдерживать вражескую осаду на протяжение 5 лет. Сложность переходов в западной части двора образует настоящий лабиринт. Ориентироваться в нём тем сложнее, что сюда не проникает солнечный свет.

В одном из отсеков можно обнаружить 5-метровое круглое основание огромной печи, в которой ежедневно выпекался хлеб для обитателей замка. Печь топилась деревом; из-за больших размеров её разогревание было долгим процессом, поэтому огонь здесь приходилось поддерживать постоянно. Воду для замеса теста брали из прорубленного в скале 27-метрового колодца, находившегося в соседнем помещении. Наверх она поднималась при помощи деревянного колеса. В южной части хозяйственного двора находились помещения для хранения оливкового масла, а также давильный пресс. Верхняя открытая часть платформы также имела практическое назначение: здесь производился обмолот хлеба. На вершине одной из башен в северной части замка находилась ветряная мельница, где добытое таким образом зерно перемалывалось в муку.

Цитадель в южной части замка образует самостоятельное укрепление. Лестницы, которая сегодня ведёт сюда с верхней платформы хозяйственного двора, в прошлом не существовало. Цитадель отделялась от остальной части замка 3-метровым рвом, именовавшимся у военных строителей того времени «волчьим прыжком».

Переход через ров, скорее всего, был деревянным и в случае необходимости легко уничтожался. В юго-восточной части цитадели находится массивная башня № 21. Её необычайно широкие бойницы предназначались для стрельбы из мощных станковых арбалетов. Такие же бойницы были устроены в галерее, соединяющей её с соседней башней. Широкая верхняя площадка галереи использовалась для установки метательных машин.

Башня № 22, или «башня Монфре», словно волнорез корабля, нависает над южной стороной укреплений. Снаружи её опоясывает открытая галерея с зубцами и бойницами для лучников. Толщина стены здесь доходит до 5 м. Вход в башню находится с восточной стороны и расположен примерно на высоте человеческого роста. По-видимому, когда-то сюда вела приставная лестница, убиравшаяся в минуту опасности. Сразу слева от входа расположено караульное помещение, являвшееся также туалетом.

Узкая лестница, скрытая в толще стены, ведёт на верхнюю площадку. Поднимаясь по лестнице, слева можно видеть оставленные здесь обитателями замка буквы и магические знаки граффити.

Из всех укреплений цитадели лучше всего сохранилась юго-западная башня. Первоначально в ней, как и в других башнях, находились залы, освещавшиеся узкими бойницами. Однако в последний период существования замка здесь были устроены апартаменты коменданта, так называемые «покои магистра». Они были декорированы с большим изяществом, нежели другие помещения. Бойницы зала были превращены в два широких окна, снаружи обрамлённые двойными стрельчатыми арками.

Стены украсили четыре колонны с резными капителями. Изящный рельефный фриз опоясал по периметру верхнюю часть зала. «Башня магистра» представляет собой самый высокий пункт замка. По узкой лестнице можно подняться на верхнюю её площадку, теперь утратившую некогда обрамляющий её зубчатый парапет.

Здесь всё ещё видно основание стоявшей наверху небольшой сторожевой башенки. С верхней площадки открывается великолепный вид на расположенный у подножия башни замок, на окружающие его с запада, севера и востока горные массивы, на долину, раскинувшуюся к югу. В хорошую погоду далеко на западе блестит полоска Средиземного моря.

Сирия, карта расположения Крак-де-Шевалье

Похожие статьи

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика