Хиджра, фаафафине, бердаши: Люди с двумя душами

Человеку, запланировавшему самостоятельное путешествие в другую страну, в рамках подготовки к поездке всегда полезно бывает во избежание неловких ситуаций ознакомиться с нравами и обычаями, принятыми среди населения, однако, если речь идет о путешествии в Индию (за пределами туристического заповедника Гоа), то просто необходимо изучить культурные особенности жителей того или иного индийского региона, дабы избежать культурного шока и не попасть в сводки криминальных происшествий — ведь наряду с великолепными архитектурными и культурными достопримечательностями Индии в стране до сих пор сохранилось множество низких, неприкасаемых групп (каст), контакты с представителями которых иногда могут серьезно осложнить жизнь легкомысленного туриста…

Прачки дхоби и цирюльники мата, чандалы, бханги, чурха — низкие касты (далиты) занимаются ассенизацией и уборкой мусора, кожевенными работами, плетением корзин, разделкой туш, сжиганием тел усопших в Варанаси. Каждая из этих социальных групп имеет собственную устойчивую систему ценностей, в которой любой посторонний — скорее всего, либо источник денежных средств, либо досадная помеха. Но наряду с этими группами, занимающимися социально полезным трудом, существуют такие, как, например, каста санси, представители которой имеют репутацию криминальных элементов и промышляют воровством чужих животных, или как живущие обнаженными «одетые воздухом» дигамбары и нага-бабы, или как святые пожиратели трупов агхори — неосмотрительное поведение при общении в этом случае может привести к самым неожиданным и плачевным последствиям.

Однако, пожалуй, одно из самых сильных потрясений вызывают хиджра, все еще мало изученные этнологами. О них в приличном обществе не принято говорить, интересоваться их жизнью.

Большинство хиджра считают себя «занана» (на урду это означает «женский, женоподобный», а также – «евнух»), хотя в разных штатах у них есть и свои названия — «кхунса«, «кходжа«, «кусра«, «мукхама» в штате Уттар-Прадеш, «кхада«, «котхи» в Андхра-Прадеше, «парайя«, «фатада«, «чхаки» в штате Гуджарат. Хиджра имеют женский облик и одеваются «под женщин»: отпускают длинные волосы, носят сари, украшения, обильно пользуются косметикой. В сочетании с высоким ростом, иногда низким голосом, мускулистым телом это производит странное впечатление. Хиджра говорят на языках тех народов, среди которых проживают. Но их почти всегда можно узнать по специфической интонации и особому сленгу, в котором имеется множество пословиц, эвфемизмов, поэтизированных строчек. Бродя по городу, выпрашивая милостыню или выискивая клиента для сексуальных услуг, хиджра ведут себя очень нагло, попрошайничают, пристают ко всем окружающим, особенно к мужчинам.

Происхождение сословия хиджра, вероятно, очень древнее. О них есть сведения в тамильской литературе и в «Махабхарате», куда, как известно, вошло много местных, неарийских сюжетов. В одном из эпизодов «Махабхараты» рассказывается, что Арджуна, один из братьев Пандавов, по жизненным обстоятельствам вынужденный скрывать свой пол, самопроизвольно превратился в женщину или ее подобие. Скрываясь при дворе одного царя, он проводил время на женской половине дворца среди царевен и их подружек, обучал их танцу. Там он носил женские одежды и украшения.

Нынче в многотысячную общину хиджра (по разным оценкам от 50 тысяч до 5 миллионов человек) входят гермафродиты, бисексуалы, евнухи, а иногда и люди без сексуальных отклонений. Можно сказать, что хиджра – социальная или религиозно-культовая, с отклонениями от физиологической нормы группа, своего рода каста, имеющая определенный, в целом очень низкий общественный статус, но в то же время пользующаяся специфическим уважением.

Рождаются гермафродиты, конечно, повсюду, но скапливаются они в основном в северных штатах – Панджаб, Харьяна, Раджастан, Кашмир. Сексуальные услуги гермафродитов были широко распространены в период империи Великих Моголов: в них влюблялись, про них писали, им посвящали стихи, за ними ухаживали. После падения империи в историю ушли и знаменитые куртизанки тавайф – исполнительницы лирических песен – газелей, и занкха, или хиджра – танцоры и певцы при дворах, судьбы которых часто переплетались.

Другим источником пополнения общины хиджра, помимо гермафродитов, был, по-видимому, класс евнухов в придворной мусульманской культуре. В XVIII–XIX вв. хиджра и евнухи представляли собой разные общины: первые – индуистскую, вторые – мусульманскую. Однако в настоящее время хиджра – индуисты и мусульмане – живут вместе.

Численность хиджра в современной Индии точно не установлена, но замечено, что она не снижается. Хиджра – непременные участники многих религиозных праздников, свадебных и родильных обрядовых действий. Но, как и другие «ачхут» – «неприкасаемые», – они не входят в магазины, больницы, гостиницы, другие государственные учреждения. У них почти никогда нет паспортов, они фактически не имеют права голоса на выборах. Более того, неофициально им даже запрещено ездить в общественном транспорте. Если водитель и кондуктор посмотрят на это сквозь пальцы, то на вошедшую в автобус хиджра могут наброситься сидящие там женщины, обругать и вытолкать вон.

Известны три вида представителей этой общины. Это хиджра – мужиковатые существа, имеющие женскую грудь и женские половые органы, но грубый низкий голос, мощные мышцы, резкие черты лица. аквахиджра – это гермафродиты, имеющие мужские половые органы, и, наконец, хиджра – кастраты (вступившие в общину через соответствующий обряд инициации) и женственные гермафродиты, внешне больше похожие на девушек, они часто не занимаются проституцией, но поют и танцуют. В общине могут быть еще и джаакха — у которых даже могут быть жены и дети. Они выполняют в группах хиджра роль аккомпаниаторов при музыкальных представлениях.

Община хиджра делится на значительно различающиеся в социальном отношении группы. Их четыре, и они по-разному зарабатывают себе на жизнь.

Высокие группы исполняют танцы, их приглашают на празднование рождения и свадьбу, где они благословляют новорожденного или молодую чету, поют и танцуют и где получают дары – бадхаи, обычно деньги, сладости, одежду и зерно. Выступления хиджра несут в себе отчетливую символику плодородия. Средние группы поют и пляшут на площадях и рынках, прислуживают в домах, даже работают поварами. В некоторых городах Индии хиджра владеют общественными банями.

Низкие группы исполняют грязную работу по домам, самые нижайшие – воруют, занимаются вымогательством, выпрашивают милостыню у прохожих, пассажиров в поездах, в магазинах (за распределением собранных средств следят старшие), приводят клиентов к проституткам. В настоящее время хиджра выступают с танцевальными представлениями на выставках, презентациях, праздниках в колледжах, снимаются в художественных фильмах.

Главный принцип социальной организации хиджра – отношения между гуру (учителем) и челли (воспитанницей, ученицей). Эта модель существует в индуистской семейной организации и в системе духовного наставничества в индуизме. Гуру понимается как отец, мать или супруг, челла или челли обязаны ему подчиняться, выказывать уважение. Ученицы одного учителя – словно сестры между собой. Хиджра часто называют друг друга диди – «старшая сестра».

Хиджра примыкают к общине под покровительством какого-либо гуру, который в идеальном случае остается таковым на всю жизнь (хотя существует и несколько осуждаемая практика смены учителя, что оформляется небольшим обрядом и выплатой денежной суммы старому учителю). «Учителя» и «ученики» составляют «дома», сходные с кланами. Таких домов у хиджра насчитывается по меньшей мере семь. Главы домов образуют джамат – совет старейшин, который вершит важные для общины дела, принимает новых членов, разрешает конфликты. «Дома» хиджра не находятся в отношении подчинения, иерархии, но каждый имеет собственную легенду, историю происхождения, свои поведенческие нормы. Когда хиджра умирает, похороны организуют члены его «дома».

В последнее время хиджра стали заявлять о себе в обществе. У них существует, хотя и весьма слабая, общеиндийская ассоциация, которая собирается в случае юбилеев или смерти наиболее выдающихся, известных гуру. Появились даже своя партия и профсоюз. В Мумбае организовали государственную службу хиджра, занимающуюся сбором налогов и взиманием долгов. Через некоторое время было отмечено, что работает она чрезвычайно успешно: традиционно индиец никогда не откажет хиджра, это чревато самыми плохими для него последствиями. Правда, есть и другая примета: если проходящая мимо дома хиджра присела на порог – это приносит в дом радость, процветание.

Большой интерес всегда вызывает сексуальная жизнь хиджра. Здесь есть два полюса. С одной стороны, имеются свидетельства об их целомудрии или импотенции, связи с божеством. С другой стороны, хорошо известно, что они заняты в проституции.

Повседневная жизнь хиджра связана с «домохозяйством» – коммуной, объединяющей обычно от пяти до пятнадцати человек под одной крышей, под управлением гуру или домохозяина. Все члены семьи должны заботиться о ежедневном заработке, распоряжается которым гуру. Пожилые или больные люди выполняют посильную, обычно домашнюю работу, присматривают за детьми. Человек, изгнанный из общины (например, за нападение на учителя), лишается средств к пропитанию, не имеет больше возможности продолжать привычную ему работу.

Сила воздействия хиджра на индийцев, их особая сексуальная роль могут быть поняты только в контексте индуизма. Здесь очень значима тема божественной энергии существа, соединившего в себе мужское и женское начало. Хиджра идентифицируют себя с Шивой – амбивалентной фигурой в индуизме, объединяющим в себе (как и сами хиджра) сексуальность и аскетизм. Богам индуистского пантеона посвящают хиджра свои странные сексуальные пристрастия, таланты и искусство.

Главный религиозный объект почитания хиджра – Бахучара мата – одна из локальных форм Дурги, богини-матери индуистского пантеона. Хиджра считают себя орудием этой богини, главный храм которой находится в Аллахабаде (штат Гуджарат). Бахучара мата восседает на ваханс – ездовом животном в виде курицы или петуха. Все домохозяйства хиджра имеют алтарь с изображениями этой богини, которой поклоняются ежедневно.

Хиджра – не единственные представители третьего пола на Земле. Третий пол – не такая и редкость, как это кажется на первый взгляд. Кроме хрестоматийных тайских катоев, которые даже стали объектом масскульта (леди-бойз), третий пол есть, например, на Филиппинах (бакла) и Самоа.

Леди-бой в Таиланде

На Самоа лиц третьего пола называют фаафафине. Этой традиции не одна сотня лет. В многодетных «мальчиковых» семьях младшего сына принято одевать и воспитывать «по женскому варианту», чтобы у матери всегда был помощник в хозяйственных делах. Фаафафине также не относят ни к мужскому, ни к женскому полу, они свободно могут заводить отношения как с мужчинами, так и с женщинами. Показательно, что связи между двумя фаафафине осуждаются и считаются гомосексуализмом.

Третий пол издревле существовал и среди почти всех племен североамериканских индейцев, а также у эскимосов. Они получили название бердаши (люди с двумя душами). Это также была отдельная каста среди внутриплеменной иерархии. Считалось, что они обладают особой связью с божествами, а потому на них возлагались ритуальные функции; бердаши обычно были шаманами и знахарями. Как и у фаафафине, сексуальные связи между бердашами были табуированными, связь же мужчин племени с бердашами не считалась чем-то зазорным и не признавалась гомосексуальной.

Стать бердашем мог не каждый юноша. Эта роль была в племенах почетной. На этот путь давала благословение сама богиня Луны, за отказ могла последовать смертная расправа. И если жизнь бердаша в индейском обществе считалась священной, то трусливый воин, склоненный за свое малодушие к исполнению женской роли, презирался племенем и мог быть из него изгнан.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика