Монастыри гор Уданшань: Заповедная обитель небожителей

Уданшань (кит. 武当山, пиньинь Wǔdāng Shān) —  горный хребет в провинции Хубэй, находящийеся на удалении свыше 1000 км от Пекина, который находится недалеко от промышленного города Шиянь и около 120 км от города Сянфань. Горы Уданшань являются уникальной природной и культурной достопримечательностью Китая и знамениты своим грандиозным архитектурным комплексом, строительство которого началось в 1412 г. н.э. Здесь же был даосский университет, в котором исследовалась медицина, фармакология, системы питания, медитация и боевые искусства. Многие известные монахи из разных династий постигли Дао и обрели статус «Истинного человека» («чжен жень») именно в этих горах. Среди них известный даосский патриарх Люй Дунбинь династии Тан (618 – 907 гг н.э.) и родоначальник Тайцзи-цюань Чжан Сяньфэн из династии Мин (1368 – 1644 гг. н.э.).

Спустя 500 с лишним лет, в 1994 г. древний архитектурный комплекс в горах Уданшань был внесен в список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. В докладе Комитета по делам мирового наследия ЮНЕСКО говорится, что архитектурный комплекс в горах Уданшань представляет собой «выдающееся сочетание типично даосских памятников архитектуры с уникальным природным ландшафтом».

Даосизм как самобытная религия Китая оформился более 1800 лет тому назад. Высшая цель даосизма — превращение в небожителя путем самосовершенствования и познания истинного Пути — Дао. В основном учении даосизма — трактате «Дао дэ цзин» («Канон Праведного Пути») — говорится, что Мир небожителей существует как на небе, так и на земле. На земле даосский рай надо искать в уединении знаменитых гор и кристально чистых рек, в местах «Пещерных небес и Счастливой земли». Удаленные горы являлись идеальным местом для даосов, скрывавшихся от бренного мира с целью достичь вершин самосовершенства.

Горы Уданшань — именно такое место. Они расположены на территории современной провинции Хубэй в Центральном Китае и занимают площадь 312 кв. км. Еще во 2-м веке н.э. в горах Уданшань люди, якобы, видели клубящийся «волшебный пар» (животворная энергия «ци»). Горы становились приютом для желающих стать даосским монахом либо бежавших мирской суеты.

Во времена династии Юань (1279 -1368 гг.) в горах Уданшань строительство даосских монастырей и храмов приобрело довольно значительный размах, но уже в конце правления Юаней большая часть даосских построек в горах Уданшань оказалась разрушена в результате внутренних смут и войн. До наших дней дошли лишь 2 — 3 храмовых зала из камня и бронзы и несколько других строений.

Архитектурный комплекс в горах Уданшань в его современном виде сформировался во времена династии Мин (1368 —1644 гг.) при императоре династии Юнлэ. В период правления Юнлэ в горах Уданшань было построено 9 храмов, 9 монастырей, 36 скитов и 72 кумирни, множество беседок, мостиков и многоярусных башен, образующих 33 архитектурных ансамбля. Сооружения, возведенные на главном пике и соседних 72 сравнительно низких вершинах гор Уданшань по берегам 24 горных потоков, цепью растянулись на 80 км, то прячась, то вновь появляясь перед взором.

Строительство в горах Уданшань продолжалось 12 лет и потребовало суммы, равной 7-летнему налогу всех провинций Юго-Восточного Китая. На строительство мобилизовали 300 тыс. солдат и простого люда. По завершении строительства взору предстал крупнейший в стране даосский архитектурный комплекс, отличающийся масштабностью габаритов, стройностью конструкции и изяществом декора. С комплексом в горах Уданьшань не может сравниться ни одна даосская святыня в других горах Китая.

Следует отметить, что во времена династии Мин, положение даосизма в обществе было уже не столь высоко, как раньше. Сам император Юнлэ не исповедовал даосизм, но, как гласит надпись на камне, император решил построить даосский комплекс в благодарность за милость богов, в знак почитания предков и с мольбой о благополучии всех и вся в Поднебесной. На самом деле, император Юнлэ не имел законных прав на престол императора, а потому он поднял мятеж против правящего племянника и силой занял престол. Такое действие нарушало основные принципы конфуцианской морали и не могло не вызвать протеста со стороны подданных. Кроме репрессий у Юнлэ был всего один способ расположить к себе народ: придать своему вступлению на престол мифическую окраску, заставить людей поверить, что власть императора дарована ему Небом. Его отец, т.е. первый император династии Мин Чжу Юаньчжан, преклонялся перед канонизированным даосским святым Чжэньу. Совершая вооруженный переворот, Юнлэ сочинил целую легенду, по которой и его отец, и он сам стали правителями Поднебесной благодаря покровительству Чжэньу. В «Дао дэ цзине» говорится, что изначально Чжэньу был наследником престола царства Цзинлэ (Истинной радости). После 42 лет самосовершенствования в горах Уданшань, Чжэньу постиг вершины даосского учения и обрел бессмертие небожителя. Именно поэтому горы Уданшань были выбраны местом строительства даосской святыни как благодарность святому за его милость.

Даосский комплекс в горах Уданшань является архитектурным воплощением идеи единства божественной и императорской власти. В соответствии с легендой о превращении смертного Чжэньу в бессмертного небожителя все сооружения комплекса делятся на две части: на горных склонах и вершинах и у подножия гор.

У подножия гор расположен монастырь и дворец «Цзинлэгун» — первое из даосских сооружений в горах Уданшань, символизирующее царство Цзинлэ, где родился наследник престола Чжэньу. Дворец «Цзинлэгун» занимает половину территории монастыря. В путевых заметках, датируемых эпохой Мин, говорится, что дворец «Цзинлэгун», якобы, предназначался для самого императора. Отсюда начинается вымощенная голубым камнем Священная дорога к главному пику гор Уданшань, который находится в 60 км от монастыря «Цзинлэгун».

Пройти через главные ворота комплекса в горах Уданшань «Сюаньюемэнь» («Врата к пику Пустоты») означает совершить переход от бренного мира к царству небожителей. Поднимаясь вверх по Священной дороге, можно увидеть множество даосских монастырей и храмов, в которых легендарный Чжэньу постигал даосское учение, достиг вершины самосовершенства и стал бессмертным небожителем. Каждое сооружение служит иллюстрацией одной из легенд о Чжэньу.

В Китае власть духовная никогда не стояла над властью императора. Строительство даосского комплекса в горах Уданшань проектировал и финансировал императорский двор, поэтому комплекс должен был воплощать величие и могущественность императорской власти. До династии Мин в композиции архитектурного комплекса в горах Уданшань выражалась идея даосского рая. Центром комплекса являлся храмовой комплекс «Цзысяогун» («Дворец Пурпурных облаков»). Соседствующий с ним храмовой комплекс «Наньяньгун» («Дворец Южного утеса») назывался «обитель небожителей в Священных горах».

При династии Юань «Наньяньгун» считался местом проживания Чжэньу. Однако император Юнлэ придерживался совсем иного мнения. Ему понравился главный пик гор Уданшань — «Тяньчжуфэн» («Пик Небесного столба»), перед которым словно «склоняются» все другие вершины. Поднявшись на пик, от высоты и от восхищения захватывает дух, и невольно веришь, что «10 тысяч гор пришли на ‘аудиенцию’ к главному пику».

Император Юнлэ приказал возвести на главной вершине гор Уданшань позолоченный бронзовый дворец площадью 160 кв. м. и назвал его «Цзиньдянь» — «Золотой дворец». Убранство «Золотого дворца» соответствовало наивысшим стандартам императорского двора. Внутри дворца поставили бронзовую статую Чжэньу высотой в 1,86 м, о которой в народе говорили: «Дух Чжэньу, лик Юнлэ». Смысл фразы ясен без лишних слов.

На третий год после завершения строительства «Золотого дворца» Юнлэ приказал возвести вокруг дворца стену из камней строго прямоугольной формы и весом в полтонны каждый. Таким образом, был построен новый грандиозный храмовой ансамбль «Цзыцзиньчэн» («Пурпурно-золотой город»), который император Юнлэ по образу и подобию своей резиденции возвел на Земле для небожителя Чжэньу. С тех пор стали говорить: «На севере — Цзыцзинчэн (императорский «Пурпурный запретный город» в Пекине), на юге — Цзыцзиньчэн».

Ярусом ниже ансамбля «Цзыцзиньчэн» расположен храмовой комплекс «Тайхэгун» («Дворец Высшей гармонии»). Высшая гармония — конечная цель последователей даосизма. В период династии Мин «Тайхэгун» был пределом, который разрешалось достигать простым верующим, приходившим в горы Уданшань молиться. Лишь издали им удавалось взглянуть на «Золотой дворец», а затем, обуреваемые чувством надежды, удовлетворения или сожаления, они отправлялись в обратный путь.

Волей императора Юнлэ центр отправления даосского религиозного ритуала из монастырей «Цзысяогун» и «Наньяньгун» переместился на пик «Тяньчжуфэн». В результате сформировался архитектурный комплекс с «Золотым дворцом» в центре, по отношению к которому располагались все остальные сооружения. Горы Уданшань из Счастливой земли, где Чжэньу достиг вершин совершенства и обрел бессмертие небожителя, превратились в святыню императорского правления Поднебесной. Чжэньу не входил в верховный пантеон даосских небожителей, однако построенные в его честь монастыри и храмы отвечали самому высокому критерию.

За годы строительства даосского комплекса в горах Уданшань император Юнлэ, лично возглавлявший строительные работы, издал более 60 указов, касающихся не только таких важных проблем, как обеспечение строительства рабочей силой, но и второстепенных дел, например, утверждение проектных чертежей и утилизация строительных отходов. При строительстве монастырей и храмов, прокладке дорог и возведении монументов применялись только стройматериалы единого государственного стандарта. Работы велись на одном дыхании и завершились всего за 10 лет с небольшим. Даже сейчас трудно представить, как на этих отвесных скалах сооружались «висячие храмы», как поднимались на такую высоту тяжеленные стройматериалы.

Даосы превыше всего ставят гармонию природы и человека. Вызывает восхищение то глубокое уважение к природе, которое проявляли при строительстве грандиозных сооружений в горах Уданшань. Юнлэ строжайше запретил наносить малейший вред горному ландшафту, не разрешал вырубку деревьев, благодаря чему горы Уданшань сохранили практически первозданный облик. При выборе места для будущей постройки пристальное внимание уделялось особенностям природы, расположению горных хребтов и речных артерий. Вписанное в ландшафт сооружение могло быть и величественно грандиозным, и изящно хрупким, скрывающимся в горных расщелинах или словно прилепленным к отвесной скале. В таких «Нефритовых павильонах в Священных горах» даосам было сподручнее всего очищаться от «мирской пыли».

По завершении строительства архитектурный комплекс в горах Уданшань получил статус родового храма императорской семьи династии Мин. Сюда со всей страны стекались даосы, избранные из многочисленных последователей даосизма Поднебесной. Максимально число служивших здесь даосов достигало почти 4000 человек. В 1416 г. император Юнлэ приказал переселить в горный район гор Уданшань 550 семей числом более 3100 человек для возделывания полей, дабы обеспечивать едой даосские монастыри и храмы. По приказу императора 500 караульных несли патрульную службу в горах Уданшань, сюда была направлена прислуга, занимавшаяся уборкой и ремонтом помещений монастырей и храмов. Впоследствии по случаю вступления на престол нового императора и изменения девиза правления императора династии Мин, в горы Уданшань для совершения жертвоприношений приезжали специальные посланники. Однако ни один из 16 императоров Минской династии ни разу не бывал в горах Уданшань. Императору Юнлэ так и не удалось ни разу взглянуть на свое великолепное детище.

После смерти Юнлэ, несмотря на строительство новых сооружений и восстановительные работы, основы композиции архитектурного комплекса в горах Уданшань не претерпели изменений. В 1552 г. император Цзяцзин приказал отреставрировать и расширить имеющиеся сооружения. В течение последующих полутора лет удалось отреставрировать и расширить 955 помещений. Из минских императоров наиболее почитал даосизм император Цзяцзин, который с детства был физически немощен, часто болел, а к старости одряхлел окончательно. Цзяцзин был последним императором Китая, который проявлял заботу о даосском комплексе в горах Уданшань. В 1642 г. отряды крестьянской повстанческой армии под предводительством Ли Цзычэна сожгли «детище» императорского двора в горах Уданшань. Уцелевшие в огне постройки вновь стали открыты и общедоступны. С тех пор в горах Уданшань не строилось новых сооружений. Часть сохранившихся построек была отреставрирована, часть — ветшала и разрушалась. Но несмотря ни на что, истинные даосы никогда не покидали гор Уданшань.

Дошедшие до наших дней, сооружения даосского архитектурного комплекса в горах Уданшань, включают в себя четыре храмовых комплекса – «Тайхэгун» ( «Золотой дворец» и «Цзыцзиньчэн»), «Наньяньгун», «Цзысяогун», и «Юйчженьгун» (Дворец встречи с истиной»); два монастыря – «Фучженьгуань» (Возвращение к истине) и «Юаньхэгуань» (Изначальная гармония), и большое количество второстепенных строений – в общей сложности свыше 200 зданий, площадь которых составляет около 50 тыс.кв.км.

Старейший монастырь на Удане, впрочем, как и все остальные – общий. В нём живут и мужчины и женщины. Камеры и журналистов здесь не особо жалуют. Монахи говорят: «Нашему монастырю более тысячи лет. При династии Мин достраивался и стал одним из самых больших на Удане. Сегодня довольно много людей не только из Китая, но и из других стран приходят сюда, чтобы остаться. Ежегодно более ста человек. Но принимают не всех, критерии не разглашаются. Что их побуждает? Хотят стать добрее, сделать мир лучше, душу чище, обрести гармонию». Гармонию с самим собой, с другими людьми, предметами, окружающим миром. А на Удане действительно есть с чем гармонировать. Нетронутая городами природа, горные реки, которые время от времени пересыхают, а после дождей сносят декоративные мостики. Рай для энтомологов – насекомых самых разных встречаешь на каждом шагу. Дикие гуси, лебеди и даже обезьяны.

Путь к вершине начинается у подножия, и если взять хороший темп, 1600-метровый «Небесный столб» (так переводится с китайского название Тянь-Чжу) покорить можно часа за четыре. Каменная тропа ведет мимо монастырей, скитов и пещер, павильонов, беседок и террас, она ведет сквозь лес — густой, плотный, «динозавровый», передающий ощущение абсолютной первозданности. Шагнув в сторону от тропы, ты открываешь девственные уголки природы — например, горное озерцо, окруженное лесом с пятнами желтых и красных орхидей. Присаживаешься среди порхающих бабочек невообразимых расцветок, вслушиваешься в звуки леса, впадаешь в некое согласие и созвучие с самим собой, становишься спокойным, тихим, умиротворенным. Здесь работает закон «с чем придешь, так и встретят», а оттого неудивительно, что через какой-то промежуток времени любой уголок Удана начинает открывать тебе свои сокровенные стороны.

К примеру, одна из самых знаменитых из встречающихся при восхождении пещер носит имя Желтого Дракона. В ней довольно сыро, поскольку с потолка падает очень холодная вода, и эта сковывающая сырость невольно вынуждает тебя остановиться. Ты останавливаешься, замираешь, прислушиваешься. После чего поднимаешь голову и видишь совершенно четкий отпечаток тела спящего дракона в скале. Так он и лежал здесь, свернувшись: отчетливо видны голова, хвост, туловище, крылья.

Проходит еще какое-то время, и ты понимаешь, что уже находишься в несколько ином помещении, чем то, в которое недавно входил. Да и пребываешь в несколько ином состоянии — в таком, когда, если повезет, ты действительно способен увидеть дракона. А если не увидеть, то, по крайней мере, поверить в то, что именно здесь он, собственно, и живет. Горная река вызывает особые чувства. Совсем необязательно купаться в ее ледяной воде. Ты можешь просто стоять рядом — достаточно того потока чистоты, что несет с водой течение. Стоя на берегу, ты чувствуешь, как у тебя внутри меняется определенный вектор, как начинаешь смотреть на мир по-другому — панорамно, а не сквозь редкие щели прикрывающего его забора. Ощущение жизни во всем тебя окружающем не покидает ни на минуту. Шагаешь по Уданским горам и понимаешь: они — живые. Рано или поздно приходит момент, когда осознаешь, чувствуешь, ловишь себя на мысли, что не просто смотришь на них, а идешь и с ними общаешься. И то, что некие духи этих гор действительно существуют, становится неоспоримым: а как может быть иначе, если они задают тебе свои вопросы и отвечают на твои? В своей обычной жизни ничего похожего мы и не можем ощутить, однако места, подобные Уданшаню, приоткрывают видение попавшего в них человека.

Тянь-Чжу — это не просто место, которое эпизодически навещают небожители (жизнь которых в подробностях отражена на стенах Уданских храмов), а их дом. Дом, в котором они делятся знаниями с приходящими к ним людьми.

Китай, карта расположения горы Уданшань

 

Похожие статьи

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика