Земля богов: Долина Куллу, часть 2

Продолжение, начало здесь.

Наггар, средневековый замок и усадьба Рериха

Город Наггар с начала XVI до середины XVII века был столицей долины. Из Наггара, расположенного довольно высоко (1768 м) на восточном склоне долины, посреди обширного амфитеатра, открываются лучшие панорамы снежников на западном склоне и хребта Барагарх (Большой горы) за восточным склоном.

Местный замок был, как считают, построен князем Сидх Сингхом в самом начале XVI века и в течение полутора столетий, до перевода столицы в Кулу, служил княжеской резиденцией. Сейчас это одна из наиболее узнаваемых достопримечательностей Индии в долине Куллу.

Как и многие традиционные постройки долины Куллу, замок сложен из чередующихся слоев деревянных балок и каменной кладки без раствора. Подобная конструкция преследовала и чисто инженерные цели в условиях высокой сейсмичности этого района. Отсутствие раствора между каменными плитами позволяет стенам во время землетрясения не противостоять подземным толчкам, а колебаться вместе с грунтом, не разрушаясь.

Полированные каменные плиты просто скользят по поверхности друг друга. Как и многие другие постройки в местном стиле, замок выстоял во время очень сильного землетрясения 1905 г. Пришлось лишь заменить его каменно-плиточную крышу на современную железную.

Первый внутренний двор двухэтажный. По его периметру установлены статуи местных богов­ — девата, собранных по всей долине.

В переходе ко второму двору образцы химачальских ремесел и музыкальных инструментов, в том числе огромная труба. Во втором дворе стоит маленький храм Джагтипатх — комната с низким потолком и узкой дверкой.

Почти в центре ее лежит неровная каменная плита. Говорят, что молодая жена одного из князей, выросшая в горной деревне, никак не могла привыкнуть к фешенебельной, по ее представлениям, жизни в замке и очень скучала по родным местам. Тогда все боги-девата долины превратились в пчел и принесли ей плиту из этих мест, от основания перевала Рохтанг. Со временем камень тоже стал божеством, весьма почитаемым местными жителями. Английский помощник комиссара, позволивший надсмеяться над камнем, скончался, как утверждают, в течение недели после этого неосмотрительного поступка.

Рассказывают, что по ночам по замку бродит привидение другой княжеской жены. После представления то ли борцов, то ли музыкантов в главном дворе замка князь обратился к самой молодой из своих жен с вопросом, кто из участников представления ей больше всего понравился. Княгиня указала на одного из молодых людей, который был немедленно заподозрен в любовной связи с ней и тут же обезглавлен на ее глазах. В ужасе молодая женщина выбежала на веранду и бросилась в пропасть. Невиновность молодой княгини подтверждается тем фактом, что тело ее, едва коснувшись земли, немедленно обратилось в камень.

Внизу храм Гауришанкара, или бога-разрушителя Шивы (Шанкара) и его супруги Парвати (Гаури), завершенный резной пирамидой-­шикхара. Он относится к XI-XIII векам.

В алтаре установлены статуи божественной четы. С утра служительница храма раздевает их, обмывает, намазывает душистыми маслами и наряжает в парадные ярко-красные одежды. К ногам богов кладутся свежесорванные горные цветы и горшки с вареным рисом. Вечером следует переодевание богов в ночные рубашки.

В двухстах метрах ниже замка на склоне горы в четыре ряда стоят памятные камни на местах сати — обряда самосожжения княжеских жен в погребальных кострах своих повелителей. Довольно примитивная резьба по камню в «народном стиле» изображает шеренги жен, служанок и наложниц, сидящих ниже князя. В юго-восточном углу замка, на противоположной стороне дороги стоит храм Нарасимхи в «швейцарском» стиле.

Храм Вишну, стоящий почти сразу за замком, выделяется большой, но совершенно безвкусной шикхара. Местное нововведение состояло в том, что над шикхара установлен своего рода каменный зонт-крышка.

Храм этот напоминает о безуспешных попытках Джаганнат Сингха (1637-1672 гг.) отучить местное население от кровавых жертвоприношений и заменить их поклонением беззлобному богу-хранителю.

Рама — седьмое воплощение, аватара бога Вишну стал, как уже говорилось, главным богом долины, но прекрасно ужился с многочисленными местными божками, по-прежнему требовавшими приносить им в жертву коз, баранов, петухов и т.п.

Храм Трипура Сундари, или красавицы трех миров, посвящен богине-­матери Дурге. Построен он из кедра в виде пагоды. Считается, что храмы-пагоды были принесены в долину из Непала. Некоторые ученые настаивают, однако, на их равнинном происхождении и утверждают, что они появились в Гималаях еще в эпоху императора Харши (606-647 гг.).

В отличие от храмов долины Катманду в Непале верхний ярус Трипура Сундари круглый, а не квадратный, а нижние этажи разделены между собой деревянными колоннами, придающими всему зданию более «воздушный» облик.

Справа от дороги метрах в 150 выше Наггара сохранились развалины древнего города Тхава. Посреди его стоит храм Мурлидхара, или Кришны, играющего на флейте.

Он относится к типу храма с шикхара и серьезно пострадал во время землетрясения 1905 г. Кроме этих широко известных храмов в Нагаре есть еще несколько храмиков поменьше, явно деревенского типа: Мушаре, Джхири и Бхутани. Говорят, что от храма Джхири когда-то шел подземный ход до самой долины Парвати и что он тоже был уничтожен в 1905 г.

Почти на самом верху Наггара находится усадьба выдающегося русского художника, ученого-востоковеда и путешественника Николая Константиновича Рериха (1874-1947 гг.). Впервые он приехал в Индию в 1923 г., спустя пять лет приобрел усадьбу и провел здесь последние 18 лет своей жизни.

Главный дом усадьбы построен в 1880-х годах английским полковником Ренником, крупным землевладельцем и самым влиятельным из британских поселенцев в долине. Англичане называли усадьбу «The Hall». Впоследствии она перешла к князю Манди, а в конце 20-х годов была приобретена Н.К.Рерихом, который оставил ее в наследство своему сыну художнику Святославу.

Самая ценная часть усадьбы — это, конечно, картинная галерея Рериха. По бокам от входа в нее установлены раджпутские статуи, привезенные из Раджастхана. С площадки перед главным домом открывается вид на Беас и долину богов. Рядом статуя одного из самых почитаемых богов-девата долины. Его зовут Гуго Чаухан, один из первых раджпутских завоевателей этих мест.

При входе в галерею, как и положено в индуистском храме, снимают обувь. В трех ее залах 35 картин гималайского цикла Николая Рериха. Краски его полотен, до сих пор остающиеся загадкой, кажутся совершенно нереальными, фантастическими. Но именно в Кулу убеждаешься, что Гималаи именно такие, какими их изобразил художник.

На столе портрет Николая Константиновича с Джавахарлалом Неру, выдержки из письма Индиры Ганди о Рерихе: «Нам с отцом посчастливилось знать профессора Рериха, который совмещал в себе современного ученого и древнего монаха». На стене отрывки из переписки с Альбертом Эйнштейном, Рабиндранатом Тагором.

В жилые помещения ведет отдельный вход, минующий небольшую веранду — зимний сад с цветами в горшках и холщевой буддийской иконой ­тханка. Помещения при входе в дом украшены рогами горных оленей и косуль. В прихожей коллекция тростей, которыми пользовались Рерихи. На открытых стеллажах — образ Николая-угодника, окруженный необычными камнями, найденными в округе. На первом этаже дома расположена столовая. Посреди большого стола стояла керосиновая лампа с большим оранжевым абажуром. Из-за ширмы слуга Вишну подавал кушания. К столовой примыкает комната для гостей.

С веранды второго этажа открывается еще одна панорама долины. Семья Рерихов любила собираться здесь по вечерам. В небольшой комнате, выходящей на запад, жил профессор Юрий Николаевич Рерих, видный ученый-востоковед.

Письменный стол с четырехтомником «Тихого Дона» и «Повестью о настоящем человеке» на английском языке, кровать почти вплотную к столу и полки с книгами. В центральной комнате западного фасада хранились подарки семье Рерихов и находки, сделанные во время путешествий по Тибету и Центральной Азии. В соседней с гостиной ком­нате находилась спальня, в которой скончался Николай Константинович. Рядом студия его жены Елены Ивановны с многочисленными книгами, принадлежащими, впрочем, следующему поколению — Святославу Рериху и его супруге Девике Рани.

Под горой в липовой роще, посаженной художником, на месте самадхи — кремации Николая Константиновича установлен большой камень. На нем надпись на языке хинди: «15 декабря 1947 года. 30 числа месяца магх 2004 г. эры Викрам. Великий друг Индии махариши (великий отшельник) Николай Рерих. Последний ритуал был совершен здесь. Ом Рам».

На тыльной стороне написано: «Этот камень был привезен издалека». Рядом камень в память матери Девики Рани и, что звучит почти кощунственно, ее любимой собаки.

Мимо усадьбы Рериха наверх идет крутая дорога, довольно быстро переходящая в горную тропу. Здесь лежит путь на перевал Чандрекхани, расположенный на высоте 3600 метров. Всего за 11 км пути тропа поднимается на 1800 метров. На последних километрах дело осложняется густыми зарослями рододендрона. За перевалом начинается спуск к уже упоминавшейся таинственной деревне Малана. Гораздо ближе на той же дороге Н.К.Рерих, как свидетельствует предание, открыл потаенный вход в Шамбалу, счастливую страну с прекрасным климатом и неиспорченными нравами, служащую к тому же главным каналом общения землян с внеземными цивилизациями.

Восточнее в километре от левобережной дороги рядом с деревней Дашал стоит храм Гауришанкара, сооруженный в IX-X веках. Однокомнатный храм, установленный на необычно высокой платформе, устремляется вверх 9-метровым шикхара.

По обеим сторонам от входа с барельефов между резными пилястрами взирают друг на друга девы-апсары, вооруженные шиваистскими трезубцами. Внутри храма три камня, прислоненные к задней стене, символизируют Шанкара-Шиву, его жену Гаури-Парвати и бычка Нанди, персональное «транспортное средство» Шивы. В центре тесного храма лингам под традиционным горшком, из которого на него капает вода.

Недалеко от деревни Харипур, у хутора Гаджан, находится еще одна из семейных святынь князей Кулу — храм богини Дочамуча, названной так, конечно, далеко не за то, что она дочь мучает. Немецкий искусствовед Герман Готц считал, что две женские фигуры, стоящие внутри храма, изображают скифов, оттесненных в эти края последующими волнами завое­вателей. Но местным жителям эти тонкости неизвестны, и они поклоняются просто безымянным богиням-деви.

Севернее, в деревне Саджала расположен еще один небольшой храм Шивы и Парвати, также увенчанный шикхара. Здесь же храм Вишну с двускатной крышей, рядом с которым растут три очень святых дерева. Соседняя Гаджра знаменита большим каменным бассейном, расположенным справа от дороги. Скульптурные панели по обеим его сторонам изображают борьбу Нарасимхи — человека-льва и пятого воплощения бога Вишну — со змеей-нагом. Вдоль задней стенки идет резной рельеф бога Нарсингха. Там, где вода вливается в бассейн, стоит каменная статуя льва. Выше находится храм Ситарама (т.е. Рамы со своей супругой Ситой), построенный в стиле шале.

Чуть дальше правее дороги стоит маленький, завершенный шикхара храмик высотой всего 2,5 метра, посвященный все той же божественной чете Гауришанкар. Когда-то он был полностью завален горной лавиной и спустя много лет расчищен по приказу Хауэлла, английского помощника комиссара долины в 1907-1914 гг. От многочисленных окрестных храмов его отличает явно классическая индуистская резная скульптура фасадов, нечасто встречающаяся в Западном Химачал-Прадеше. К цоколю примыкают несколько скульптурных панелей, относящихся к VII-VIII векам. Одна из них изображает четверорукую богиню Дургу в тройной короне и с трезубцем, занятую убиением демона-буйвола Махишы.

Сразу к северу стоит храм еще одной богини Сандхья-деви. Он построен в стиле шале, судя по сохранившейся надписи, в 1428 г. Его каменный подклет с алтарем украшен великолепным входным порталом с тремя наддверными перемычками. На средней перемычке изображен слоноголовый бог Ганеш. Верхний деревянный этаж относится к XIX веку. Храм Джаганнатха построен в XVIII веке. Рядом с ним расположен храм, посвященный обезьяньему богу Хануману.

На склоне горы у Джагатсукха сохранились развалины крепости, которая когда-то принадлежала тхакурам Пити, правителям Спити. Утверждают, что они совершали человеческие жертвоприношения и питались человечьим молоком. Над деревней нависает гора Део Тибба (Deo Tibba). Как рассказывает «Кулантхапитха-махатмья», именно здесь произошла встреча Арджуны, одного из братьев Пандавов, героев «Махабхараты», и бога Шивы в облике охотника-кираты. Лесное племя киратов сражалось на стороне противников Пандавов – Кауравов. В споре из-за подстреленного кабана Арджуна понял, что перед ним не простой кирата, а сам бог Шива. Арджуна оказал Шиве должные почести и покаялся, что не разобрался, кто перед ним. Шива вознаградил его оружием пашупаташастрой.

Манали, «королева горных курортов»

Известный «как королева горных курортов», городок Манали появился сравнительно недавно. Еще в 20-х годах на его месте была лишь деревня Дана, что означает «корм». Здесь караваны мулов могли в последний раз запастись кормом перед подъемом на Рохтангский перевал. Новое же название курорт позаимствовал у другой деревни, расположенной в двух километрах северо-западнее на берегу реки Маналсу. Чтобы не путаться, деревню переименовали в Маналигарх, или крепость Манали. Остатки крепостных сооружений действительно находятся на склоне горы. Изначально же название Манали производят от Ману-алайя, или жилище отшельника Ману, который, как уже говорилось, поселился именно здесь после окончания всемирного потопа. На этом месте ныне находится храм Ману.

Город расположен на высоте 1829 метров. Его единственная по-настоящему городская улица Молл протянулась на несколько километров вдоль Беаса, отделенная от него лесом, а вокруг раскинулись сады.

Вправо от Молла уходит Гомпа-роуд, или Монастырская улица, которая ведет к буддийскому храмовому комплексу. Главный храм Хималайя Ньингмапа построен в виде трехъярусной пагоды скорее в бутанском, чем в тибетском стиле. Над входом многоярусный карниз, расписанный орнамен­том, а над ним лепные изразцовые рельефы, изображающие драконов.

Фасад третьего яруса, также завершенного четырехскатной крышей, украшен позолоченными изображениями оленей и угловыми медальонами со священными текстами.

На первом этаже храма на 2,5-метровом пьедестале, раскрашенном до ряби в глазах, восседает трехметровый золотой Будда с черными кудряш­ками, закутанный в золотую тогу. С обеих сторон от него статуи телохранителей, оснащенных пиками и лампадами. На галерее второго этажа установлены статуи буддийского святого Падмасамбхавы, одетого в роскошные одежды, Авалокитешвары и йидама Хаягривы.

Восточнее прямоугольный храмик с башенкой, завершенной криволинейной крышей. В его алтаре стопкой стоят буддийские иконы, изображающие не только будд и бодхисаттв, но и далай-ламу, духовного и светского главы тибетцев. Поблизости храм, также увенчанный четырехскатной крышей в стиле пагоды. Почти весь его интерьер занимает большой цилиндр, расписанный большими буквами мантр, буддийских заклинаний. Верующие почти непрерывно вращают цилиндр, что по ритуальному значению эквивалентно повторению запечатленных на нем мантр. С потолка свисают два колокольчика, которые, соприкасаясь с металлическим штырем, выступающим из цилиндра, при каждом его повороте издают довольно мелодичные звуки.

Метрах в ста расположена гомпа, или тибетский монастырь Гадхан Тхекчоклинг, основанный беженцами из Тибета в 1969 г. На стене перед входом установлена мемориальная доска в память 110 тибетцев, отдавших свою жизнь в «борьбе за права человека» в Тибете в 1988, 1989 и 1990 г. Половина имен их неизвестна. Среди известных жертв около одной пятой — это ламы, остальные — светская молодежь. В центре двора монастыря, обстроенного двух-трехэтажными корпусами с лоджиями, стоит храм-пагода. В главном алтаре установлена статуя золотого Будды в тоге, восседающего на прямоугольном лотосе. Стены украшены росписями на буддийские сюжеты, четыре опорные колонны — обильным орнаментом.

Дхунгри, земля древнего эпоса

На северо-западной окраине Манали, в пригороде Дхунгри, в кедровом лесу стоит храм богини Хадимбы, построенный в 1553 г. князем Бахадуром Сингхом, сыном уже многократно упоминавшегося Сидха. Князю настолько понравился храм, что он приказал отрубить строителю правую руку, дабы тот не смог построить еще одно такое чудо. Это не помешало зодчему натренировать левую руку и построить, как утверждают, еще лучший храм Трилокинатх в Чамбе. Тогда народ, не желавший повторения чуда, отрубил ему голову.

В лесу Дхунгри один из пяти братьев Пандавов, героев эпоса «Махабхарата», силач Бхима убил жестокого демона по имени Хадимб и женился на его сестре Хадимбе. Пандавы провели в Манали около года. За это время Хадимба подарила Бхиму сына Гхатоткача. Он мужественно сражался и погиб на великом поле брани в Курукшетре. С той же богиней связана судьба еще одного героя «Махабхараты». В результате проклятия, произнесенного отшельником-риши Мандавьей, бог Дхарма обратился в простого смертного Видуру, сыгравшего немалую роль в битве при Курукшетре. Видура женился на дочери Хадимбы, которая родила ему двух сыновей Бхота и Маккара. Царство первого из них простиралось на северо-восток, и из него образовались Бхот (Тибет) и Бхутан (Бутан). Второй правил на северо-западе: от его имени производится и еще одно старинное название долины Кулу — Макарса.

Храм представляет собой четырехъярусную пагоду, каждый из этажей которой завершен широкой наклонной четырехскатной крышей. Верхний, круглый ярус увенчан бронзовым шаром и трезубцем Шивы, с супругой которого Парвати-Дургой-Кали в конечном счете стала отождествляться местная богиня Хадимба, что не помешало ей одновременно быть и женой пандава Бхима. Общая высота здания — 24 м, но окружающие его вековые кедры еще выше. Вокруг первого этажа пагоды идет веранда с резными колоннами.

Наряду с обычными рельефами богов и богинь, слонов и магар (стилизованных крокодилов, которых трудно узнать) резьба включает древний скифский сюжет оленя с головой вполоборота и типичный для Средиземноморья сюжет двух птиц, пьющих нектар жизни. Фасады первого этажа украшены многочисленными рогами местных парнокопытных.

Интерьер храма относится к числу наиболее языческих. За низкой дверью с высоким порогом в полутемном зале установлен грубый священный камень почти прямоугольной формы, вмурованный в землю. Почти в центре его отверстие, в которое стекает кровь животных во время жертвоприношений. Единственные статуи — это две маленькие бронзовые Дурги, разодетые в яркие одеяния и, как правило, хранящиеся в земляной нише под камнем.

Раз в год во время праздника Дассера статуя Хадимбы отправляется на паланкине за 40 км в Кулу, чтобы поклониться богу Раму. Паланкин и праздничная маска Хадимбы хранятся в другом храме, в Маналигархе. Богиня, как указано на официальной памятной доске, помогает от стихийных бедствий и нищеты. Считается она также и покровительницей дождя.

Поэтому в засуху деревенских божков приносят в храм и запирают в нем на ночь, чтобы они успели уговорить Хадимбу даровать дождь. Выполняет Хадимба и полицейско-судебные функции в отношении остальных богов. Когда деревенский девата проштрафится, его представляют на суд Хадимбы. Богиня может либо оправдать коллегу, либо приговорить его к заключению в ее храме и голоданию. В последнем случае бог лишается ежедневного горшка риса, выставляемого перед его статуей поутру.

Потомки княжеской семьи до сих пор регулярно приносят коз в жерт­ву в храме Хадимбы. Перед жертвоприношением коза должна затрястись: это означает, что в нее уже вселился бог. Если отверстие в полу храма, куда стекает кровь жертвы, быстро переполняется и начинает фонта­нировать, то богиня удовлетворена. В противном случае нужно тащить еще одну козу. На жертвоприношение идет лишь козья морда и передняя нога, которую вставляют в рот. Остальные части тела возвращаются жертвователям.

Рядом продолговатое здание, наполовину деревянное, наполовину каменное. В нем помещается приют для странствующих святых — садху, в разгар сезона собирающихся сюда на сбор подаяния. Существует гипотеза, что это явно старинное здание было частью древнего буд­дийского монастыря. Есть легенда о тибетском монахе, который в конце ХIX века пришел в эти места с древней картой, позволявшей якобы доподлинно определить точное местоположение монастыря. Тибетец утверждал, что его обитатели, покидая Дхунгри в большой спешке, спрятали ценнейшую библиотеку в пещере, заколдовав вход в нее. Он разыскал лесной завал, который будто бы загораживал этот вход, но колдовство было столь могущественно, что монах, несмотря на все старания, не смог даже притронуться к сваленным в кучу стволам деревьев.

Километрах в полутора вверх по склону расположено небольшое, но очень живописное озеро Бригху, на берегу которого в незапамятные времена находилась обитель святого отшельника с тем же именем.

Лес на берегу Беаса с северной стороны завершается рекой Маналсу, впадающей здесь в Беас. Это одно из самых красивых мест в округе. Старинный мост-сангха ведет к деревне Маналигарх. Примерно метрах в 900 выше деревни сохранились развалины крепости Мандан-кот, той самой, в которой сожгли себя верные жены Джинна-раны. Говорят, что их призраки до сих пор по ночам бродят по сгоревшему замку. Вообще, с призраками в долине Куллу все в порядке: они здесь на каждом шагу. Старшая же жена раны, организовавшая всю церемонию самосожжения, давно превратилась в богиню. Храм, построенный в ее честь, стоит посреди развалин.

В деревянном храме в стиле шале в деревне Гошал, километрах в пяти выше Манали по правому берегу Беаса, хранятся многочисленные паланкины, на которых маски деревенских богов-девата, обычно бронзовые, носят во время праздников и храмовых ярмарок.

Вашишт, деревня святого отшельника

В трех километрах к северу от Манали, над левобережным шоссе, на высоте 1982 метра расположена деревня Вашишт. Здесь этот святой отшельник, обучавший юного принца-бога Раму разнообразным премудростям, совершал самоистязание-тапа после того, как демон-ракшаса Калмашпед убил сто его сыновей. В качестве одной из процедур он связал себя веревками и бросился со скалы в реку. Волшебная река силой духа святого разорвала все веревки и с тех пор стала называться Випаша, что означает «освободительница от пут». Сегодня деревня более всего известна своими горячими серными источниками.

На источниках устроен храм Вашишты. В резном каменно-деревянном храме установлена неуклюжая статуя Вашишты из черного камня с блиста­ющими серебряными глазами. Дверные перемычки и косяки украшены резь­бой, в том числе рельефом оленя, глядящего назад. В соседнем помещении в том же стиле постоянно горит огонь, у которого греются святые-садху.

Рядом в двух прямоугольных бассейнах, разделенных высокой стеной (один для мужчин, другой для женщин), совершают омовения достаточно горячей серной водой, хотя и не таким кипятком, как в Маникаране. Раз в год для омовения в серных ваннах сюда приносят богов из окрестных деревень.

Чуть в стороне храм Рамачандры (все того же принца Рамы), построенный в необычном, эклектичном стиле. Его довольно стандартный шпиль-шикхара, украшенный резьбой и завершенный плоской каменной крышей, неожиданно сочетается с просторным молитвенным залом-мандапой в стиле шале. Мандапа обстроена деревянной верандой с колоннами по всему периметру и перекрыта двускатной крышей из неровной каменной плитки.

В километре вниз по дороге от древних источников устроены цивилизованные купальни для зажиточных посетителей. Но в них в курортный сезон не протолкнуться, да и вода сливается в них из общей купальни, а сеанс продолжается лишь 20 минут. Высоко на желтоватом обрыве над Вашиштой вам покажут нишу, из которой боги долины, обратившиеся в пчел, выковыряли каменную плиту Джагти-патх и перенесли в нагарский замок на радость молодой княгине.

За деревней вдоль отвесной стены, которую кто-то сравнил с ленскими Столбами, струятся многочисленные водопады. Высота их около 35 метров. Следующая достопримечательность — легендарная пещера Арджун-гуфа около деревни Прини. По преданию, в ней жил уже не раз упоминавшийся пандавский полководец Арджуна.

Против поселка в Беас впадает река Соланг, а сама долина, уходящая влево, называется уже не Куллу, а Солангской. У Беаса оказывается, таким образом, два почти равновеликих истока: Беас-кунд, из которого вытекает Соланг на западе и Беас-рикки на востоке, за Рохтангским перевалом. У следующей деревни Котхи вас встречает угрюмое ущелье, в которое и заглянуть-то жутковато. Беас течет в узком ущелье длиной почти 1,5 км. Глубина его 61 метр, а ширина местами всего 10 метров. Говорят, что в пещерах на откосе ущелья растет трава бессмертия и живут святые-садху, каждому из которых по несколько сот лет. Уже перед Котхи вдоль дороги появляются многочисленные лавки, выдающие напрокат шубы и резиновые сапоги.

Самые живописные водопады находятся почти над деревней Рахла, лежащей в следующем ущелье Беаса на высоте 2501 метр. Высота нескольких столбов воды, низвергающихся со скалы, — 70 метров. Ветер столь силен, что вода не успевает долететь вниз, а полностью разбрызгивается по дороге.

Рохтанг, «перевал костей»

Перевал Рохтанг, видный издалека снизу, лежит на высоте 3980 м отделяет долину Кулу от горного плато Лахул и Спити, заполненного четырехтысячниками и пятитысячниками. В летнее время на высоте около 3 тысяч метров начинаются снега: сначала в виде отдельных пятен в ложбинах, а затем сплошных пластов толщиной до 5 метров.

Рохтанг обычно открыт с июня по сентябрь. Остальное время года он завален непроходимыми снегами. Погода здесь крайне переменчива. Самое страшное — это снежная буря биана, которая налетает неизвестно откуда и уносит жизни.

Наверху открывается захватывающая дух панорама Лахулского плато. Под кручей шумит невидимая река Чандра, а справа от перевала находится озеро Беас-рикки (искажение от Вьяс-Риши, имени мифического автора «Махабхараты»), которое считается одним из двух уже упоминавшихся истоков Беаса. Здесь этот святой совершал моление-тапа, вследствие чего и река получила свое нынешнее название

Похожие статьи

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика